Ajax loader

Владельцы хрущевок готовятся к обороне

На защиту своей собственности поднялись целые районы и кварталы. За полмесяца только в ЦАО появилось три «общественных комитета защиты хрущевок». Действует «совет обороны» в Зеленограде, объединились в организацию «Право собственности» жильцы пятиэтажных домов по Рязанскому проспекту...

Людмила Бутузова, "Новые Известия"

Раскачать москвичей можно только одним способом – наступив на больную мозоль. Озвученная в феврале идея снести все пятиэтажки в столице и спешно внесенный в Госдуму законопроект о реновации жилищного фонда спровоцировали небывалый всплеск гражданской активности. На защиту своей собственности поднялись целые районы и кварталы. За полмесяца только в ЦАО появилось три «общественных комитета защиты хрущевок». Действует «совет обороны» в Зеленограде, объединились в организацию «Право собственности» жильцы пятиэтажных домов №№ 42\1, 44 – по Рязанскому проспекту и №№ , 6, 3,5 по Зеленодольской улице. В интернете набирает сторонников МосСовет. Зачем это надо?

- По одиночке ни с кем из нас разговаривать не хотят, - рассказывает старшая по дому на Зеленодолькой Вера Смагина. – Вопросов очень много: что будет с теми, кто взял ипотеку на покупку квартиры в нашем доме? Кто оплатит ремонт собственикам жилья? Вернут ли нам взносы на капремонт? В конце концов, в какую сумму для каждой семьи обойдутся планы мэрии по улучшению облика Москвы? Записалась на прием к главе нашей управы Чернышову. Зря только время потратила: он либо «не знает», либо «не уполномочен», все это, дескать, наверху решилось, «мы сами узнали из телевизора». Как же так? Ведь снос затронет полтора миллиона москвичей. Не могло это быть спонтанным решением.
Короче, Смагина с чем пришла в управу, с тем и ушла. Не ответили даже, попали ли под снос дома, за которые она хлопочет. К чему готовиться? Начальство говорит: читайте законопроект, он дает ответы на все вопросы. По жизни это не так. Совершенно неясно, какие серии домов будут сноситься? На основании каких критериев будет определяться, подлежит дом сносу или нет, – этажность, год постройки, технология, степень износа? Как будет организовано переселение жителей? То, что рассказывают по телевизору, приводит в ужас. «Берем микрорайон, обводим кружочком — и здравствуй, бульдозер!» - заявил, например, разработчик закона о сносе пятиэтажек в Москве Михаил Дегтярев (ЛДПР)..

- Что мы можем этому противопоставить? Только свою собственную организованность, - говорит Смагина. – Вот, на собрании жильцов мы и решили действовать сообща. Выставим живую оборону против бульдозеров.

Как бы это не вышло боком. Законодатели уже недвусмысленно предупредили бунтующих: тот, кто добровольно не уезжает из своего дома — тот шантажирует государство. В законопроекте специально прописано: после включения дома в список под снос жильцам дадут 60 дней на то, чтобы согласиться на предложенную для переселения квартиру. Упертые, надо полагать, останутся на улице и могут судиться за свои права хоть до морковкина заговенья. «Так что, это еще вопрос, кто кого шантажирует», - заключает Смагина.

В принципе, им есть за что биться. Пятиэтажки на Рязанке и Зеленодольской кирпичные, сухие и теплые, стены толщиной под полтора метра – не дома, а настоящие крепости. При Лужкове их отнесли к «несносимой серии» и по существу не трогали. Среди этого добротного царства лет десять назад появилась всего одна высотка. Время строительства запомнилось сплошным кошмаром.

- Оттяпали у нас дворовую территорию, рассказывает старожил микрорайона Иван Петлянов. – Был сквер, вишни, яблони, лавочки, детская площадка – теперь детей загнали на пятачок возле электроподстанции. Высотку огородили забором, жильцы ставят там свои машины, а нам и приткнуться негде. Деревья вырубили, вместо сквера теперь тропа между домами, двоим не разойтись. И самое главное: мы не знаем ни одной семьи из снесенных тогда пятиэтажек, которой бы досталась квартира в новом доме. Отправили кого куда, до метро добираются с пересадками. А у нас – три минуты пешком. Именно поэтому место и не дает покоя застройщикам.

Иван Григорьевич никуда съезжать не хочет, одним из первых записался в общественную организацию по защите своей собственности и ходит на каждое собрание. Они тут через день. Вчера, например, уточняли списки: сколько жильцов за переезд и сколько против. «За» высказались всего 20 из опрошенных 400, «не определились» 8, подавляющее большинство категорически против сноса своих хрущовок. В воскресенье ждут депутата, чтобы передать ему циркуляр.

- Хорошо бы, если бы Гудков пришел, - мечтательно говорит Смагина, ответственная за списки. – Он знает всю подоплеку этой аферы и разъясняет, как себя вести, как отстаивать права. Да, знаем, что он уже не депутат, очень жалко, что не прошел. Своего муниципального депутата мы не видели ни разу, телефон и то кое-как нашли. Надеемся, в общем-то только на себя.

Это не так уж мало. Впервые за 45 лет (с момента заселения) составили «паспорт» на каждый дом: выяснилось, что 95% квартир приватизировано, свидетельства о собственности у всех с 92-93 года. Тридцать процентов квартир сдается, в основном, пенсионерами, проживающими в этом же районе. Задолженностей по коммуналке нет, у кого была, спешно погасили после угрозы сноса. Интересный момент: подсчитано, сколько денег заплатили жильцы в виде взносов за капремонт, который даже не предвиделся в ближайшие 20 лет. Арифметика такая: 4-х-подъездная пятиэтажка, 70 квартир, с каждой в месяц в среднем 600 рублей. За три года только один дом накопил больше шести миллионов рублей плюс ежемесячный платеж за текущий ремонт, это еще около трех млн. Куда ушли эти деньги? – спрашивают собственники. –Мэрии? Намерена ли она их возвращать? Если нет, как будет отчитываться, куда они потрачены?

Одно смущает: поздно спохватились, умные люди уже давно говорили, что деньги надо не валить в общую кучу, а в каждом доме иметь свой накопительный счет. И о том, что землю под домом нужно узаконить, - тоже говорили. И общее долевое имущество, которое является обязательной частью многоквартирных домов, не зарегистрировано повсеместно… Справедливости ради скажем, что и препятствий было немало: граждане в судах много лет не могли добиться регистрации права на общее имущество, имея все необходимые для регистрации документы. Значит, это было выгодно властям. Будь по-другому, мэрия бы сейчас разговаривала с людьми не с позиции силы, а как положено с людьми, имеющими равные с ней права собственности на землю и недвижимость.

Но и того нельзя не признать, что с самоуправлением у собственников не очень, привыкли, что власть лучше знает, как распорядиться имуществом москвичей. «Это совсем не так, - наперебой поджигают обреченных на снос знатные «яблочники» и прозорливые «касьяновцы». – Забудьте «об интересах москвичей», о которых вам твердит Собянин. – Снос выгоден небольшой кучке олигархов, которые обогатятся за счет высотной застройки, рядовые москвичи на этом ничего не выиграют, только потеряют.» Семена падают на удобренную почву. Тысячи лайков собрал пост Андрея Ларичева в Фейсбуке, где он опровергает утверждение мэра, что в новых домах люди получат более качественную среду обитания и больше общественных пространств, чем имеют в хрущовках. Вот что он пишет: «Я посчитал эти «пространства» на конкретном примере по дому на Малой Филевской 18. Да, лестничные клетки больше, но и квартиры больше. Соотношение общей площади к жилой в новом доме = 1,42, в хрущевке - = 1,54, т.е новый дом проигрывает даже хрущовке. А по земле вообще ужас. В хрущовке на 1 метр общей площади приходится 1,2 м земли, в новом – 0,44 м. Это я рассчитал по данным россреестра и проектам. Там все просто: дом построен вместо 3-х хрущовок, т.е. при переселении из стандартной двушки 44 м и при вселении в новую - 60 кв.м (самые большие в этом доме) будет уворовано приблизительно 850 тыс. руб., а при переселении в маленькую (49 м в этом же доме) – более 4х млн. Масштаб аферы понятен? Для справки: кадастровая стоимость общей площади в хрущевке на этом месте 180 тыс. руб. за квадрат, а в новом доме 174 тысячи.)»

- Что делать с этим знанием, я не представляю, - в сотый раз жалуется соседям Ирина Голуц, год назад сподобившаяся купить в ипотеку двухкомнатную квартиру на Рязанке, 42 . – Чувствую, что меня обманули дважды. Сначала выдав справку в Роснедвижимости, что мой дом не попадает в зону сноса, (я специально этим интересовалась, так как собиралась жить именно здесь, а не в другом месте), а потом, угрожая переселением на выселки, откуда я с таким трудом выбралась. Что будет с ипотекой? Я плачу 40 000 в месяц, и это еще на пятнадцть лет. Перспектива оплачивать совершенно ненужную мне новостройку, не вдохновляет. А кто возместит расходы на только что законченный ремонт? И за чей счет переклеивать бюджетные обои в новом доме, если нас все-таки принудительно выселят?

Таких ипотечников, как Ирина, в этом микрорайоне человек тридцать. С точки зрения масштабов московского градостроительства, ничтожно мало, чтобы о них болела голова. Ведь осчастливить собираются 1 млн. 600 тысяч человек. Так что утешить ее нечем. Разве что народной мудростью: лес рубят – щепки летят.

Материалы по теме